четверг, 17 августа 2017 г.

«Жизнь и судьба», В. Гроссман


«Знаете, кстати, разницу между хорошим и плохим человеком? Хороший человек подлости делает неохотно».


Тяжелая книга. Очень длинная, и читать ее — почти то же самое, что работать. То есть буквально, делать какое-то трудное, нудное дело, конца которому не видать (без малого 1000 страниц!), но доделать надо. 

Главный герой книги — война, Сталинградская битва, жизни и судьбы людей, живших в то время. Людей там много, разобраться в них и даже запомнить, кто есть кто, трудно. Тем более, что само повествование не линейное, постоянный переход от одного события/героя к другим. Только заинтересуешься какой-то сюжетной линией, — а ее бросают ради другой, не менее интересной, к третьей, пятой, десятой, и когда возвращаешься к первой, уже трудно вспомнить, о ком и о чем идет речь.

При этом написано очень даже неплохо, некоторые эпизоды очень проникновенны, к ним постоянно возвращаешься... увы, памятью, потому что перечитывать просто сил нет. Они теряются среди других, менее интересных и откровенно... антисоветских. 

И это раздражает не потому, что «этого не было» — репрессии, которые, по Гроссману, коснулись каждого, бестолковость и даже подлость «отцов-командиров» во время войны, все было! Но не благодаря этому была выиграна великая война. 

И вся эта «правда» полностью обесценивается тем, что «Жизнь и судьба» — вторая часть дилогии, есть еще и первая, «За правое дело»! И вот первая написана в 1952 году, еще при жизни Сталина, и уж там-то сплошные лозунги и восхваление «линии партии»! А «Жизнь и судьба» написана уже в 1961, когда «нам позволили говорить правду» (был такой лозунг, уже в перестройку, правда, но суть та же), и уж там-то автор не поскупился на эту «правду», которой, помня его же предыдущие произведения, верить вообще не хочется. А порой читать просто противно. 

Но бросить книгу мне захотелось после вот какого, бытового, можно сказать, эпизода. Одна из героинь, Людмила, приезжает на могилу сына, погибшего в тыловом госпитале. Ходит по чужому городу, видит, как плохо, тяжело живут люди, и вот какая сцена происходит на полной людей трамвайной остановке. Фронтовик, потерявший зрение, видимо, только что выписался из госпиталя. Он совершенно беспомощен, он слепой, но слышит, что вокруг люди, и просит их помочь ему «совершить посадку». Люди равнодушно идут мимо. Он хватает за руку женщину, но она вырывается, толкает его, он падает, сидит на земле, в отчаянии кричит, плачет... люди идут мимо.

Ну вот не верю я в это! Не потому, что советские люди какие-то особо хорошие и человечные, а потому что — люди!  У каждого кто-то на фронте, в госпитале, уже погиб, и не помочь фронтовику... Да просто слепому человеку! Нет, люди — сволочи, согласна, но не все же. Ну, десять прошли бы мимо, но всегда находится один, кто поможет. Тем более в то время, когда у всех общая беда.


Я, конечно, дочитала, но с очень неприятным чувством и к автору, и к его произведению. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий