суббота, 2 декабря 2017 г.

Федор Абрамов, «Братья и сестры. Две зимы, три лета. Пути-перепутья. Дом»


«Вот за что он не любил осень - за то, что с наступлением её каждый раз неотвратимо, как снег, как холод, надвигался вопрос: как жить дальше? Куда податься?»©


Вот за что я не люблю Федора Абрамова, — за эту «чернушность». За эту правду жизни, которую лучше и не знать!

Боже, как тяжело читались эти книги! Я как будто сама работала там, — в поле, на лесоповале, в мороз, без обуви и одежды, когда на обед — только эти «колобки» из мха и коры... Да что же это такое-то, да как там люди вообще выживали?!

Ну в конце концов на каждого действуют одни и те же физические законы выживания, — выстави любого человека на мороз без одежды — он обморозится и адью! Корми его мхом — загнется через неделю, а уж работать точно не сможет! А заставь работать бесплатно и без выходных-проходных почти круглые сутки, — да пошлет он всю это разэдакую жизнь туды и сюды, и или руки на себя наложит, или вообще плюнет на все и пойдет со спокойной душой хоть в ту же тюрьму. А что, работа там не труднее, рабочий день нормирован, миска баланды обеспечена...

Ах да, дети, родители, братья и сестры, — с ними-то что... Вот и не приходит в лихую головушку мысль о том, что хуже-то уже не будет, ни братьям-сестрам, ни себе самому... Ну это ли не чернуха?

И вот так всю дорогу, — заботы, работа, холод, голод, безнадега полная. И ведь написано и издавалось в самые что ни на есть советские годы! Никто не видел антисоветчины в этих книгах? Ведь даже читать — и то сил нет! А жить в те времена? Неужели так оно и было?

И, главное, стоит только людям хоть на миг поднять голову, найти в этой невероятной, жуткой, запредельной какой-то жизни хоть что-то светлое, как им бац! — по мозгам. Низзя! Иди и работай, рви жилы!

Уверовал в Бога, позволил себе молиться, а хуже того — собираться хоть небольшой группкой для совместной молитвы? По мозгам, нечего, нет никакого Бога, есть только работа и темная, холодная изба, все, больше ничего!

Влюбился? Да как ты смеешь, братьев-сестер не вырастив, мать не упокоив, коммунизм не построив?! Кака-така любоф? Ну вот кому, скажите на милость, надо было так ломать Михаила, разлучать его с Варварой? Ну ладно, мать всполошилась, такая тягловая сила из дома уйдет, но Василиса-то зачем полезла? И не за это ли пришлось ей так страшно расплачиваться в конце жизни?

Словом, «и жизнь страшна, и мир жесток... А все-таки немного нежности, цветка хоть чахлый лепесток!»© Впрочем, «лепесток»-то есть! Люди, даже поставленные в такие бесчеловечные условия, когда запрещены все лепестки, умеют радоваться! Удачно сделанной работе, минуте отдыха, родной земле, солнцу, воде, хорошей погоде. Наверно, так и выжили, — единением с природой, со своей Родиной.

Но конец истории совсем не радует... Вроде уже самые что ни на есть благословенные «застойные» годы, деревня малость оправилась, колхоз превратился в совхоз (а разница?), все сыты, одеты, все хорошо... Как бы не так! Оказывается, счастье вовсе не в этом.

Понимание — в чем, — придет, но не поздно ли? Вот автор, тоже мне... Почему у самых светлых персонажей все так печально? Вроде и Михаил все понял, побежал мириться с сестрой, и Федор написал, и все вроде что-то там осознали, но, как всегда, уже после того, как это было необходимо. Слишком чахлые лепестки...

Словом, вымотала эта книга, даже не хочется верить в то, что все происходило именно так, в то, что это было!

Комментариев нет:

Отправить комментарий