суббота, 6 января 2018 г.

Юрий Карабчиевский, «Жизнь Александра Зильбера»


«Это был плохой период в моей жизни. Все уплывало от меня прочь, и казалось, что стоит мне опереться о стену, как она тут же брезгливо отодвинется. Дома и семьи у меня, по сути, не было ни теперь, ни прежде, но только теперь я осознал это в полной мере и, только осознав, по-настоящему почувствовал».©


Просто жизнь мальчика, потом молодого человека, несчастного ровно в мере, в какой он хочет быть несчастным.

Помню, с каким восторгом и горечью я читала этот роман давно, много-много лет назад, в журнале (не знаю, издавалась ли она в книге, кажется, нет). Читала и удивлялась, — откуда автор все это знал, ведь это все про меня! Нет, я не мальчик, никаких совпадений в жизненных обстоятельствах и событиях, но в чувствах, ощущениях, размышлениях, — полное совпадение! Вот такая, значит, я и была лет в 16. Жаль, что не записывала, но автор, оказывается, сделал это еще до меня.

Не понимаю так же, почему Юрий Карабчиевский не настолько известен, как другие авторы. Потому что этот роман восхитителен! Даже для тех, кому будет совершенно непонятна рефлексия главного героя. Для тех, кому он будет, вероятно, непонятен и даже неприятен. Таких наверняка большинство, но им-то будет даже интереснее узнавать о других, о не таких, как они.

Потому что очень тяжело быть вот таким «Александром Зильбером», считающим, что все его беды из-за того, что он еврей, и не понимающего, что страдает он из-за себя же самого. Это наиболее ясно видно в маленькой зарисовке о маленьком и несчастном Левке Кушнире, которого затравили подлецы-одноклассники и дура-учительница. А не будь они, Зильбер, Кушнир и другие, евреями, их что, любили бы? Их бы просто обзывали другим словом, не жид или сара, а толстый, тощий, рыжий, белый, черный, — какой угодно! И не за эти определения, конечно, а за то, что они слабые, нытики, маменькины сынки и т.д.. Таких всегда и везде бьют.

Да даже когда никто и не бьет, они (мы) всегда найдут причину для несчастья! Найдут, чем подпитать свою ненависть, чего стыдиться, что вспомнить плохого, даже понимая, что это-то плохое и было самым хорошим. А если и не хорошим, но — было, и было нашим, и другого не дано...

И вот я чудесным образом нашла эту книгу в аудиоварианте, и переслушала, так как перечитывать возможности уже нет, — журналы долго хранила, потом они потерялись. Впечатления? Они мало изменились. Я просто вспомнила себя, прежнюю и почти уже забытую. Такой я уже не буду никогда, и это хорошо, хотя и очень жаль...

Комментариев нет:

Отправить комментарий